Трагики поневоле

Княгиня

Был ли А. П. Чехов предтечей создания «Князя»?

(впервые опубликовано на официальном форуме «Князя» 13.11.2004 г.; посвящается моей любимой игре «Князь» и её поклонникам, а также многому множеству игр класса РПГ)

В обширном наследии классика наше внимание привлекла небольшая пьеса, озаглавленная «Трагик поневоле». Даже поверхностное ознакомление с ней позволяет думать, что мысль великого писателя развивалась в том направлении, которое спустя примерно сто лет привело человеческую мысль к созданию любимой нами игры. Рассмотрим, как перо классика предвосхищает перипетии нашей княжеской жизни.

Беседка. Стол писателя

«Как ты знаешь, от десяти часов до четырёх приходится трубить в канцелярии. Жарища, духота, мухи и несосветимейший, братец ты мой, хаос. … А работа аспидская: одно и тоже, одно и тоже, справка, отношение, справка, отношение — однообразно, как зыбь морская. Просто, понимаешь ли, глаза вон из-подо лба лезут». Всё это в точности соответствует хлопотам по обустройству деревень и зачистке местности от гадов, которой мы с таким усердием занимаемся: на бесконечные стаи пауков и аспидов, похожие друг на друга, как две капли воды, и нескончаемых знахарей и кузнецов. Но идём далее. Наше княжеское существование немыслимо без выполнения всевозможнейших квестов. Посмотрим, как излагает это автор.

«На наших дачах установился милый обычай: если дачник едет в город, то, не говоря уж о его супруге, всякая дачная мразь имеет власть и право навязать ему тьму поручений. Супруга требует, чтобы я заехал к модистке и выбранил её за то, что лиф вышел широк, а в плечах узко; Сонечке нужно переменить башмаки, свояченице пунцового шёлку по образчику на двадцать копеек и три аршина тесьмы… Да вот, постой, я тебе сейчас прочту». Далее следует длинный список долженствующих быть выполненными квестов — своего рода «информация к размышлению». Не ограничившись сухим протоколом, писатель красочно обрисовывает подробности, сопровождающие их выполнение.

«Этак, батенька, в промежутке между службой и поездом бегаешь по городу, как собака, бегаешь, бегаешь и жизнь проклянёшь. Из магазина в аптеку, из аптеки к модистке, от модистки в колбасную, а там опять в аптеку. Тут спотыкнёшься, там деньги потеряешь, в третьем месте заплатить забудешь и за тобою гонятся со скандалом, в четвёртом месте даме на шлейф наступишь… тьфу! От такого моциона осатанеешь и так тебя разломает, что потом всю ночь кости трещат и крокодилы снятся». Только тот, кто мотался с поручениями от волхва к волхву, от воеводы к воеводе, рубая по пути многочисленных тварей и взваливая на себя всё, что плохо лежит, может оценить это описание по достоинству…

«Ну-с, поручения исполнены, всё куплено, теперь как прикажешь упаковать эту музыку? Как ты, например, уложишь вместе тяжёлую медную ступку и толкач с ламповым шаром или карболку с чаем? Как ты скомбинируешь воедино пивные бутылки и этот велосипед?» Как это описание предвосхищает наши княжеские мешки, вечно переполненные и перегруженные, в которых банки-склянки навалены вперемешку с топорами и бронями! Но классик не останавливается на этом.

«Тут бы выпить хорошенько от трудов праведных, поесть да храповицкого — не правда ли? — но не тут-то было. Моя супружница уж давно стережёт. Едва ты похлебал супу, как она цап-царап раба Божьего и — не угодно ли вам пожаловать куда-нибудь на любительский спектакль или на танцевальный круг? Протестовать не моги. Ты — муж, а слово «муж», в переводе на дачный язык значит бессловесное животное, на котором можно ездить и возить клади сколько угодно, не боясь вмешательства общества покровительства животных». Достаточно заменить слово «муж» словом «князь», и мы получим точное описание нашей княжеской судьбины и манеры жителей с нами, князьями, обращаться.

«Ну-с, этак, не поспавши, встанешь в шесть часов и — марш на станцию к поезду. Бежишь, боишься опоздать, а тут грязь, туман, холод, брр! А приедешь в город, заводи шарманку сначала».

В свете вышеописанного стоит ли удивляться, что доведённый до белого каления князюшка кидается с топором на тех, кто не хочет решать дело миром:

«Жизнь, доложу я тебе, преподлая, и врагу такой жизни не пожелаю. Понимаешь — заболел! Одышка, изжога, вечно чего-то боюсь, желудок не варит, в глазах мутно… Веришь ли, психопатом стал… … Находит на меня, братец, какая-то чертовщина. Этак в минуты досады и обалдения, когда комары кусают или тенора поют, вдруг в глазах помутится, вдруг вскочишь, бегаешь как угорелый по всему дому и кричишь: «Крови жажду! Крови!» И в самом деле, в это время хочется кого-нибудь ножом пырнуть или стулом по голове трахнуть».

«Крови жажду! Крови!» Таким патетическим возгласом оканчивает Чехов своё произведение. Не этим ли возгласом навеян финал игры, которым нас радуют разработчики? Только бескрайние просторы Лесной страны знают ответ на этот вопрос…

Название «Чародей из долины Мосс», оно же «Warlock from valley of the Moss», принадлежит и является интеллектуальной собственностью © Мартина Зимова. Веб-мастеринг раздела — Княгиня. "Летопись Времен", "Князь: Легенды Лесной страны", "Всеслав Чародей" соответствующие им графические изображения и эмблемы на территории СНГ являются товарными знаками ЗАО "1С" и Snowball Interactive. Реклама: стс; Распродажа книг по 50 рублей: магазин книги. Магазины рядом с Вашим домом. развитие слуха; Не проходите мимо - виза польша стоимость - у нас дешевле.